В МГИМО можно поступить бесплатно?

Гюнай Абилова

Руководитель Всероссийской грантовой олимпиады «Кандидат в университет» МГИМО, президент фонда поддержки просвещения и досуга детей «Аврора»

13.09.2018

Сентябрь близится к середине – учеба в самом разгаре. Для старшеклассников самое время задуматься о выборе вуза, для ребят помладше – попробовать себя на различных конкурсах, олимпиадах. Про одну –  очень нетривиальную –  олимпиаду нам согласилась рассказать Гюнай Абилова, президент фонда поддержки просвещения и досуга детей «Аврора». Эта женщина –  также руководитель Всероссийской грантовой олимпиады «Кандидат в университет» МГИМО, о которой и пойдет речь далее.

Мы встретились утром за чашкой кофе, чтобы из первых уст услышать об олимпиаде, открывающей такие перспективы. Ведь бюджетное место в МГИМО – это настоящая путевка в жизнь, которую непросто получить среднестатистическому школьнику. Или не совсем бюджетное? Давайте разбираться вместе.

В первую очередь необходимо сказать, что олимпиада «Кандидат в университет» МГИМО – грантовая. Это значит, что победители не занимают мест, финансируемых государством. Однако обучение для них получается все равно бесплатным – его оплачивает фонд.  

–  Как ваш фонд «Аврора» соотносится с олимпиадой «Кандидат в университет» МГИМО?

– «Кандидат в университет» МГИМО – проект национальный, и у него появляются меценаты и социально-ответственные компании, которые хотят его поддержать. С этой целью был создан фонд - для того, чтобы официально дать ход отношениям меценатства. Фонд оплачивает обучение победителей олимпиады, финалистов. В течение года у нас проводится ряд промежуточных мероприятий, в ходе которых мы выявляем потенциалы. Из числа финалистов мы отбираем детей, которые будут участвовать в мероприятиях абсолютно бесплатно. Среди мероприятий –  лингвистический образовательный лагерь, летний и зимний.

Много у вас победителей?

– Победителей в первой грантовой олимпиаде у нас было пять. Четыре из них были определены во время третьего тура, дополнительного победителя мы определили на летней лингвистической образовательной площадке EvroVision Camp (туда съезжаются дети из олимпийского резерва, в образовательных мероприятиях принимают участие преподаватели МГИМО). Юноша, которого мы выбрали тут, настолько высокоэффективно себя проявил, что мы не могли оставить его без награды. Да и сами мы заинтересованы в таких детях –  ведь суть проекта в том, чтобы найти таланты со всей страны. У нас, знаете, когда олимпиада запускалась, говорили - «Ой, опять из Москвы все выиграют…» В итоге у нас из столицы только один победитель –  причем, он первоклассник. Остальные все из регионов. То есть, опять же, это был стереотип.

– А вот этих финалистов, которые получили призы, их сколько?

– Финалистов из 10-11 классов 62 человека. Но в олимпиаде участвуют все, начиная с первого класса. Всего в «олимпийском резерве» больше 1000 ребят. Мы даем не только путевку в образовательный лагерь, мы также оплачиваем дистанционное обучение по языкам, дистанционные подготовительные курсы для поступления в МГИМО, некоторым старшеклассникам – дипломатическую поездку для стажировки в Вену. Мы также понимаем, что, возможно, выявившийся на первых двух турах талант не в состоянии приехать в Москву - всякие ситуации бывают. Тогда для того, чтобы он приехал на третий тур, мы оплачиваем дорогу и проживание с одним из родителей тут, в Москве.

В олимпиаде участвуют все, начиная с первого класса. Всего в «олимпийском резерве» больше 1000 ребят. Мы даем не только путевку в образовательный лагерь, мы также оплачиваем дистанционное обучение по языкам, дистанционные подготовительные курсы для поступления в МГИМО, некоторым старшеклассникам – дипломатическую поездку для стажировки в Вену. 

–  Как вы планируете совершенствовать олимпиаду?

–  В следующей олимпиаде «Кандидат в университет» МГИМО победителей станет больше - мы планируем 10. В третьей их количество должно дорасти до 20. Также мы учитываем, что ребенок может выиграть в олимпиаде, но при этом не иметь финансовой возможности проживать и находиться в Москве – поэтому мы подключаем для поддержки социальной жизни ребенка госкорпорации, частных инвесторов, которые заинтересованы в будущих кадрах для своей компании и готовы оплачивать стипендию в размере до 30 000 рублей ежемесячно, а также предоставить практику. И, если они заинтересованы друг в друге, почему бы в будущем не стать полноценным работником, допустим, в госкорпорации? Это хороший старт для карьерной лестницы.

– Это, получается, похоже на целевой прием?

Не совсем. Целевых направлений мало, они проплачиваются государством и занимают бюджетные места, которых и так мало. У нас в МГИМО, допустим, на факультете журналистики 25 бюджетных мест, и все их заняли победители Всероссийской олимпиады. Некоторые дети пришли с результатами под 100 баллов, но им некуда идти, либо приходится идти на коммерцию, а коммерцию не все могут оплатить. Поэтому мы оплачиваем коммерческие места, не ущемляя права бюджетников.

–  У вас в МГИМО достаточно дорогостоящее обучение – такие суммы могут потянуть явно не все...

–  МГИМО - маленький университет, он не может вместить огромное количество студентов. Хотя благодаря прекрасному кампусу в Одинцово мы смогли расширить свои возможности размещения, но… Все-таки МГИМО - это топ-вуз, а в топ-вуз попасть все не могут. Возможно, некоторые достойны больше других, но есть финансовая преграда. Именно в этом и есть основная миссия олимпиады - оплатить некоторым студентам места.

– А как эти ребята адаптируются в социальной среде среди студентов, которые платят за обучение?

–  Они спокойно адаптируются в любой среде. Отбор идеального кандидата в университет МГИМО - многогранный, не просто написали тест по английскому языку и выиграли. Во время третьего, очного, тура, мы проверяем еще и навыки публичного выступления, умение налаживать эффективное сотрудничество в среде, коммуникативные умения. Ребята делают «видеокарточки» о себе, пишут мотивационное эссе «Почему я идеальный кандидат?» - эти работы мы просим прислать нам заранее, до их приезда в Москву, чтобы мы уже понимали, кто к нам едет. О многом говорит то, каким путем человек пошел при презентации себя: он просто сел за парту и рассказал о себе, или сделал это через презентацию своего города, через мультипликацию или короткометражный фильм. Это говорит о том, насколько ребенок может адаптироваться в социуме. К тому же, студенты оправдывают себя и в плане обучения –  об этом говорят, например, их очень высокие результаты ЕГЭ, за 90 баллов. Это очень разносторонние дети, они участвовали не только в нашей олимпиаде. Вы не поверите, одна наша победительница, Ира Михальченко из Смоленска, является призером олимпиады по химии. То есть МГИМО, абсолютно гуманитарный вуз, и олимпиада по химии… Это говорит о том, что у этих детей высокая степень гибкости. Она помогает им не только адаптировать себя к среде, но и изменять среду по отношению к себе. Эти дети могут влиять на ситуацию, на окружение, а в будущем – на позиции страны на международном уровне. Мы же не просто так их отбираем и готовим –  это будущие кадры, представители России на международном уровне, дипломаты.

–  Расскажете подробнее про победителей?

–  У нас два победителя 10 класса были, два - из 11. Ребята очень талантливые. И при этом я бы никогда не сказала, что это какие-то «ботаники», замкнутые дети… Например, Саша Ханаров, еще один победитель олимпиады, которого мы выбрали позже, во время летнего лагеря проявлял себя, как настоящий лидер. Он с самого первого дня организовал весь лагерь –  все ситуации внутри лагеря решались благодаря ему, а это о многом говорит. Его уважали не только ученики, но и кураторы и преподаватели.

– Эссе, видеопрезентация… А первый этап – это тест какой-то?

–  Первые два тура проходят в онлайн-формате, на третий тур ученики 10-11 классов приезжают сюда, в МГИМО, а для участников из 1-9 классов проходит онлайн-собеседование с преподавателем из Женевского института иностранных языков. На онлайн-собеседовании проверяется скорость ответа, реакция, словарный запас, умение держаться и говорить с преподавателем. Благодаря такому многоаспектному подходу можно говорить о прозрачном выборе. Все видео с носителями языка записываются, а в жюри для ребят 10-11 классов участвуют незаинтересованные лица, представители разных сфер.

–  Кстати о разных сферах. У вас олимпиада только по английскому языку, или по каким-то другим предметам тоже?

–  Первую олимпиаду мы проводили только по предмету «английский язык». Сейчас расширяется спектр предметов, потому что у нас все-таки не англонаправленная страна. Будет проводиться олимпиада в сфере математики, истории, географии… Во второй грантовой олимпиаде будет уже полный спектр предметов. Кстати, важный факт: мы составляем задания, не выходя за рамки школьной программы, ориентируясь на ГОСТ.

–  А как же вы будете проверять результаты?

– В третьем туре будет точно такая же очная ставка с вопросами, которые подразумевают креативный ответ. В них - изобретательская задача, в ответ должны быть нестандартные варианты ее решения. Обычные вопросы не раскроют ребенка и его потенциал в том формате, который ожидаем мы.

– Возникали ли какие-то конфликты во время олимпиады?  Между участниками, или, может, какие-то претензии были у родителей?

–  Уникальность проекта заключается в том числе и в том, что дети не чувствуют себя конкурентами по отношению друг к другу – они, скорее, как сотрудники, соучастники. Они работает над одной общей целью. То, что кто-то из них победит, а кто-то нет – ни о чем не говорит, потому что эта олимпиада не заканчивается на победителях. У нас есть спектр финалистов в «олимпийском резерве», и кто-то из них завтра тоже может стать студентом МГИМО. Таким образом, между ними не накаляются отношения: мы и сами не хотим этого.

Но во время первой олимпиады была критика со стороны родителей участников. Мол, мы пропустили слишком много детей во второй тур. А вам жалко? Мы пропустили их, дали им ситуацию успеха. Кто-то из них никогда бы не поверил, если бы ему сказали, что он пройдет во второй тур. А благодаря тому, что мы его пропустили его во второй тур, он подошел к маме и сказал: «Мам, я хочу углубленно изучать английский, мне он интересен». И, возможно, в следующий раз он будет финалистом или победителем. Мы даем детям шанс почувствовать себя более успешными, на что-то их «окрылить».

Нас критиковали также за то, что мы собирали деньги – имелись в виду те 100 рублей, которые собирали с участников в качестве организационного взноса. Да, но что плохого – благодаря этим деньгам несколько  детей получат качественное образование. У нас платформа, которая поддерживается Ростелекомом, у нас колл-центр работает в течение всей олимпиады – это все тоже большие расходы.

С нами не могут конкурировать олимпиады типа «Медвежонка», «Лисенка», «Бульдога», потому что у нас другая мотивационная сетка. Там просто бумагу дают –  победил, молодец, первое место. У нас речь не идет о бумагах, которые сейчас никому не интересны. Тут сразу понятно, для чего ребята участвуют –  чтобы выиграть бесплатные места обучения в МГИМО. О чем речь? Мы никому не конкуренты, нам никто не конкурент. Мы неклассическая олимпиада, альтернативная.

– Вы, получается, первопроходцы именно в грантовых олимпиадах?

– Да, грантовая, она первая в стране.

– Как Вы считаете, есть ли потенциал у грантовых олимпиад? Могут ли этот опыт перенять другие университеты?

– Знаете, МГИМО – наш стратегический партнёр в этом проекте. Но МГИМО самодостаточен, на протяжении многих лет занимает лидирующую позицию и никогда эту позицию не сдаст. Университет относится очень гуманно к этому проекту. Если ребёнок говорит: «Вы знаете, я не рассчитывал в Москве учиться, а можно я не в МГИМО пойду, а в Курчатовский университет в Самаре, он от моего дома через дорогу»? Да ради Бога! МГИМО будет способствовать этому. Мы можем позвонить своим партнерам-университетам и сказать: «Вот у нас есть олимпиадник, мы плату за его обучение не себе забираем, а оплачиваем вам».

– То есть так тоже можно?

– Конечно. МГИМО уже супер-популяризированный, у него есть свой статус. Он ни в коем случае не заинтересован в том, чтобы пропиарить себя и забрать лучших только себе. МГИМО заинтересован в том, чтобы в стране, именно в стране, а не у них в вузе, оставались талантливые дети. Так, хоть каким-то образом, хоть через этот проект можно сдержать «утечку мозгов». Остановить не сможем, но хотя бы немного сократить! Приостановить – это громко сказано. Если мы сократим хоть на какой-то процент и сохраним в стране наши человеческие ресурсы, даже если в малом процентном соотношении, это уже победа.

МГИМО уже супер-популяризированный, у него есть свой статус. Он ни в коем случае не заинтересован в том, чтобы пропиарить себя и забрать лучших только себе. МГИМО заинтересован в том, чтобы в стране, именно в стране, а не у них в вузе, оставались талантливые дети. Так, хоть каким-то образом, хоть через этот проект можно сдержать «утечку мозгов».

– Кстати, хотелось бы спросить по поводу «утечки мозгов». Получается, вы пытаетесь ее остановить, предлагая обучение в вузе?

–  Конечно. Вот смотрите, ситуация: ребёнок набрал максимальный балл. Он пришёл в университет, а ему говорят: «Мест на бюджете уже нет», а коммерцию нет денег оплатить. А он считает себя умным и достойным, он не пойдет в вуз на уровень ниже, потому что ему там и делать нечего. И что же происходит? Наши западные партнёры предлагают очень много программ бесплатного образования у себя и делают это намеренно. Они хотят, чтобы в России оставалось меньше умов. Канада, Австралия, Америка, Европа предоставляют очень много программ бесплатного образования, особенно для умных детей из России. Чтобы он [ребёнок] не развернулся от разочарования и не пошёл учиться по программе за границей, мы придерживаем, даём надежду и веру в себя, в то, что они могут и здесь, в своей стране, получить качественное образование. Страна заинтересована в них.

–  Но ведь этот ребёнок, которому, допустим, не хватило бюджетного места в МГИМО, он может пойти в другой университет. Допустим, в МГУ или «Вышку», где больше бюджетных мест.

- Страна большая, в ней много умных детей, и места в топ-вузах всем может не хватить. Или вдруг он хотел учиться именно в МГИМО? Мы же в ком заинтересованы – в дипломатах. А дипломатов готовит именно МГИМО. Почему мы должны свой потенциал отдавать куда-то в Европу?

–  Всем выпускникам МГИМО не может же хватить места в МИДе, например? Куда ещё идут ваши выпускники?

МИД, как вы и сказали –  это во-первых. Еще это крупнейшие государственные корпорации. Туда с охотой берут выпускников МГИМО, и одной из причин является прекрасное направление двойного бакалавриата: 2 года обучения в России в МГИМО и 2 года - или в Англии, или в Женеве, или в Испании. То есть двойной бакалавриат – это мощный образовательный ресурс человека, его потенциал. Такие выпускники у нас нарасхват.

– Много таких в общей массе?

–  Их не много, нет. Их не может быть много, это эксклюзив. Когда хорошего много, оно теряет свое качество.

– Где еще востребованы выпускники МГИМО?

- В госкорпорациях. И почему мы не говорим о бизнесе? Многие студенты, получив в МГИМО качественное образование, - плюс мы называем МГИМО институтом связей – могут прекрасно выстраивать свой собственный бизнес. Знания, которые дает МГИМО, и вообще престиж диплома МГИМО говорит о многом.

– То есть Вы считаете, что на российском рынке образования у МГИМО конкурентов нет?

–  Я думаю, не только на российском. И на международном уровне МГИМО занимает одну из лидирующих позиций. То есть МГИМО не только топ-вуз страны, но к МГИМО с высоким и глубоким уважением относятся и на международном уровне. Потому что наши дипломаты, наши министры иностранных дел, если читать зарубежные издательства – они у нас самые влиятельные люди, они именно те, кого уважают, и к кому, хочешь или не хочешь, прислушиваются.

МГИМО не только топ-вуз страны, но к МГИМО с высоким и глубоким уважением относятся и на международном уровне.

–  А что насчет представительства МГИМО в рейтингах? Я видела, что вы есть в QS-рейтинге, а остальные - российские. В рейтинге, допустим, Times Higher Education нет вашего представительства.

– Ну они потеряли значит нас, не указали.

– Получается, вы всё-таки участвуете в мировых рейтингах?

– Конечно. Я бы больше сказала, что не мы пытаемся себя показать, а они пытаются.. Понимаете, иногда за счёт того, кого ты включил в список, эти зарубежные издательства или статистики делают себе высокое имя. Опять же, знаете, рядом с кем сядешь.. Рядом с кем тебя сфотографируют, да? Почему у нас любят селфи? Я с тем сфотографировался, с тем сфотографировался.. Момент того, рядом с кем ты стоишь, это тоже очень важно, это может быть пропуском в мир. Поэтому я бы сказала так, что не мы пытаемся, не мы стараемся договариваться о том, чтобы нас где-то включили, в какой-то рейтинг. А это совершенно независимая автономная точка зрения.

–  Давайте вернёмся к олимпиаде. Ее победители имеют право выбрать факультет, на котором будут учиться?

- В первой апробационной олимпиаде мы взяли, так как он была по языку, факультет «Лингвистика и межкультурная коммуникация». Шикарнейший факультет на базе кампуса в г. Одинцово. На факультете лингвистики и межкультурной коммуникации глубоко и профессионально изучается язык, так как мы готовим высококлассных переводчиков, плюс изучается ещё – что значит межкультурная коммуникация? – страна, менталитет, особенности изучаемого языка. Мы вообще сегодня, когда говорим об изучении иностранных языков, в большей степени не язык должны изучать, а речь. Чтобы понимать речь, мы должны думать, как они, должны уловить особенности менталитета народа, особенности ведения переговоров, особенности вообще стереотипов, ценностей. Владея этими навыками и тонкостями, мы сможем выстраивать полноценное, эффективное общение друг с другом. Что значит работа переводчиком? Мало знать слова, набор слов и грамматических правил. В первую очередь, они должны чувствовать народ, чтобы понять вообще, с каким тоном, с какой интонацией, с каким настроением перевести речь человека.

– То есть первые победители поступили на лингвистический факультет?

- Да, но сейчас у нас будут поступать еще на международные экономические отношения, международную юриспруденцию. Следующие победители или кандидаты из олимпийского резерва сами смогут выбирать, какой факультет они хотят. Например, он скажет: «Я хочу двойной бакалавриат». Сколько стоит двойной бакалавриат? Мы смотрим и за 4 года оплачиваем. Или говорит: «Я хочу на факультет мировой экономики». Окей, значит оплатим.

– А нынешние победители, получается, не могли выбрать?

– Ну смотрите, у нас же предмет какой был? Английский язык. Соответственно, логично было, что он пойдут на лингвистику.

– Получается, это будет зависеть от предмета? Ребята, которые поучаствуют в олимпиаде по обществознанию, допустим, пойдут...

- На политологию. Участвуют в математике – пойдут на международную экономику.

– Они не выбирают, правильно я понимаю?

- Вот смотрите, если он победитель по математике, единственное математическое направление – это международные экономические отношения. Победителю по обществознанию логично пойти на политологию Смотрите, допустим, чтобы поступить на политологию надо общество сдать, на юриспруденцию – сдать историю. Если он победитель по обществу, надо смотреть набор ЕГЭ. Всё равно ЕГЭ никто не отменял, они ЕГЭ обязаны сдавать.

– Когда у вас следующая олимпиада?

– Старт олимпиады –  с середины октября. Это именно регистрация. В этом году мы планируем его делать как акции по стране: «Получи свой шанс». Чтобы не ограничивать временными рамками, вдруг кто не услышал и не узнал, не успели вовремя разослать письма... Мы усовершенствовали и придали новаторский характер этой олимпиаде «Кандидат в университет» МГИМО, что уже во второй [олимпиаде] в течение периода с октября по март, когда мы планируем регистрационный период, мы будем проводить промежуточные состязания в формате онлайн-квеста – образовательного. Этот квест поможет детям глубже узнать свой город, историю и географию. Более того, эти квесты подведут зарегистрировавшихся детей к тому, что они должны работать совместно над одной целью, ведь в квесте важна командная работа. Будут выбраны промежуточные победители мероприятий, таких образовательных, и они будут уже отобраны в поездку в лингвистический лагерь. Или же, допустим, мы им оплатим подготовительные курсы какие-то. То есть с октября по март, во время всей этой кампании регистрации, будут проходить мероприятия с целью выбора лучших из лучших.

–  А кто-то уже будет отсеян на этом промежуточном этапе?

–  Нет, никто.

–  То есть это такой «пряник»?

– Ну, знаете, это даже не совсем пряник. Понимаете, поколение «Z», современные дети – для них очень важно, чтобы все были счастливы, чтобы комфорт был. Я даже лично столкнулась с этим во время первой олимпиады, это коснулось того нашего победителя, которого мы определили летом. Я спросила у него: «Саш, почему ты во время олимпиады не настолько проявил себя?» Он говорит: «Мне так понравилась представительница города такого-то, что я не захотел ей мешать. Она достойна победы, она настолько уникальна!» То есть он пожертвовал собой, чтобы пропустить того, кем он, допустим, восхищался и считал достойным. Нет такого: я и всё. Знаете, для них нет авторитета, они живут настоящим, живут ощущением комфорта. Чтобы все в окружении: мама, друзья были счастливы. Для них это важно. И, так как это их интерес, мы решили, что во время регистрационного периода нужно создать работу над общей целью: работа над квестом, где целая команда может летом поехать в лингвистический лагерь. Более того, благодаря квесту мы уже на регистрационном этапе сможем увидеть, кто как себя проявляет, хотя бы на таком промежуточном уровне.

 

– Можно ли говорить еще о каких-то очевидных признаках поколения «Z»?

– Они не признают оценок. Не понимают, что значит «пятёрка», что значит «шестёрка», «двенадцатка» и так далее. Они не понимают, как можно оценивать их потенциал цифрами. Вот смотрите: сейчас в ситуации с кадрами есть проблема. Когда мы берём на работу представителей поколения «Z», если философия компании или деятельность компании как-то нарушает их этическое представление о мире, они уйдут из этой компании, несмотря на то, что им будут предлагать большие деньги.

– А, может, это юношеский максимализм?

– Вспомните нас. Мне кажется, мы больше были заинтересованы – в чём? – в хорошей должности, хорошей зарплате, признании. Им не нужно признание сейчас, им важно, чтобы в окружении, в среде было хорошо, чтобы всем было хорошо. Это очень хороший показатель, и мы должны под это подстраиваться. .

–  А вот вы говорили, что у вас в Ставрополе много победителей было...

– У нас Ставрополь оказался лидером по числу финалистов. Была идея о том, чтобы в регионах запускать ресурсные центры. И повод как раз замечательный появился: раз Ставрополь настолько имеет такую здоровую среду для образования, для развития, почему бы не выбрать его первым ресурсным центром, региональным, для того чтобы запустить идею о децентрализации проекта из Москвы. То есть мы не хотим, чтобы всё «зависало» на Москве. Россия состоит из регионов.

–  Как Вы думаете, как удалось именно Ставрополю выбраться в лидеры? Почему именно этот город?

– Всё зависит от той атмосферы, которая создана в городе. Очень много мероприятий проводится для поддержки молодёжи. Они чувствуют себя нужными, а в ответ готовы быть благодарными, то есть участвовать, побеждать, возносить свой город и представлять его на всероссийских конкурсах. То есть они мотивированы, потому что они видят заботу о себе. Им важен этот момент – чтобы всё было хорошо вокруг. Прекрасные школы, учителя. Я так понимаю, что подход правильный у управленца города: молодёжь очень задействована, готова к активной жизни, хочет чувствовать себя частью тех, кто формирует вообще жизнь в городе. То есть абсолютно здоровая среда. А мы знаем, что среда воспитывает.

– Ресурсный центр откроется в 45-й школе в Ставрополе, верно? Что он из себя будет представлять?

–  Ресурсный центр, в первую очередь, создается для информационной поддержки региона, чтобы получать достоверную информацию: не до Москвы стучаться для решения вопроса, а сделать это у себя в регионе путем обращения в ресурсный центр. Центр разработан еще и для того, чтобы собрать на своей площадке учителей-победителей, внести их в активную деятельность олимпиады. Потому что учителя, они же тоже немало крови своей теряют на подготовках к олимпиадам, и хочется их тоже отметить, вознаградить. Важнее вознаграждения является признание этих учителей, и мы хотим включать их в активную жизнь Олимпиады для разработки заданий, для аналитики, для экспертизы. Такой, знаете, экспертный совет.

– Кстати, об учителях…

–  Среди учителей у нас тоже есть победители –  они получают от нас грант.

–  Как вы их выбираете?

–  Это учителя наших победителей –  тех, которые прошли в МГИМО. Также мы награждаем школы. Но тут другой критерий – школы награждаются за активность, количество участников.

– Планируется открытие ресурсных центров еще где-то?

– Конечно. Как минимум, еще в 4-х федеральных округах.

– Когда это произойдет?

– Я думаю, что на момент старта регистрации на олимпиаду в октябре эти центры уже будут созданы.


Итак, новая волна отбора на олимпиаду «Кандидат в университет» МГИМО начнется совсем скоро. Каждый может попробовать доказать, что именно он - идеальный студент одного из лучших вузов России; что именно он в будущем сможет представлять Россию в рамках отношений с другими странами. Дерзайте!

«Образование в России» желает всем, кто решит участвовать в олимпиаде, удачи и упорства (напоминаем, начинать пробовать себя в ней можно с 1 класса). Мы искренне надеемся, что это интервью исчерпывающе объясняет, что такое «Кандидат в университет» МГИМО, и с чем его едят.  

Также редакция благодарит Гюнай Абилову за интервью и желает не останавливаться на пути к благородной цели осчастливить местом в МГИМО как можно больше талантливых детей.

 

Другие интервью

/Интервью/

Варвара Сокрут

Руководитель школы промышленного дизайна Make School

Читать

/Интервью/

Виктор Александрович Обуховец

Доктор технических наук, профессор Южного федерального университета

Читать

/Интервью/

Яна Шурупова

Спикер фестиваля парадоксального научного юмора «Парадоксач-2018»

Читать

/Интервью/

Сергей Иванов

Спикер фестиваля парадоксального научного юмора «Парадоксач-2018»

Читать

/Интервью/

Наталья Починок

Доктор экономических наук, доцент, ректор РГСУ

Читать

/Интервью/

Анастасия Максимова

Российская гимнастка, заслуженный мастер спорта России

Читать