Взгляд в будущее: центр инженерных компетенций для детей и молодежи

Коржик Илья

Руководитель центра "Кванториум"

12.02.2018

Редакция молодежного портала "Образование в России" познакомилась с руководителем центра инженерных компетенций для детей и молодежи "Кванториум" Илья Коржиком. Технопарк нацелен на подготовку детей к профессиям будущего, которые будут востребованы на рынке труда уже в ближайшие 5 лет. Илья Коржик рассказал о деятельности центра и о том, как нужно правильно обучать подростков техническим направлениям. 

Расскажите немного о вашем Центре, чтобы у людей, которые не в курсе вашей деятельности, возникло представление о том, чем вы занимаетесь.

Центр инженерных компетенций для детей и молодежи «Кванториум» - это центр технического творчества. Это организация дополнительного образования с чисто технической направленностью: конструирование в любом виде, изготовление какой-то техники с использованием в том числе высокоточного, технологичного, современного оборудования (например, лазерные станки). Если в двух словах, мы ведем свою историю с 1952 года, с создания в Воронеже станции юных техников.

Считаете ли вы, что детские технопарки пришли на смену станциям юных техников, существовавшим в СССР? Сравните их популярность с современной версией.

Да, безусловно, технопарки – это новая модель дополнительного образования и очень хорошая альтернатива модели советской. По популярности они схожи. Единственное, чем отличается технопарк – это связью с  производством, решением конкретных технических задач от отраслевых партнеров. Здесь учатся техническим компетенциям через выполнение задач, востребованных в реальном секторе экономики нашего региона – и любого другого, где создан «Кванториум».

Вы направляете свои проекты, то, что дети сделали своими руками, дальше, за границы Центра?

Конечно, направляем. Потому что, если нам поступает заказ отраслевого партнера, в рамках заказа мы эту работу и передаем. Это могут быть файлы с проектами, изделия, которые партнер использует в своих макетах и реальной работе. «Кванториум» был создан не на пустом месте, а как продолжение регионального образовательного проекта «Индустриальная школа». Мы в образовательных учреждениях открыли кружки технической направленности, которые используют такое высокотехнологичное оборудование, как 3D-принтеры, 3D-сканеры, мощные компьютеры для моделирования и наборы по робототехнике и радиоконструированию. Мультипликационная студия WizartAnimation, расположенная в Воронеже, в продолжении известного мультика «Котенок с улицы Лизюкова» использовала в названии буквы, которые были нарисованы нашими детьми. Потому что наша работа с отраслевыми партнерами планомерная и плодотворная: мы создали совместную образовательную программу, обучили педагога, который ведет занятие с детьми не один, а с привлечением специалистов со студии. В итоге дети смогли смоделировать то, что студия приняла.

Недавно прошел вузпромфест, в рамках которого дети принимали участие в соревнованиях по робототехнике. Были ли среди них ваши воспитанники? Проходят ли у вас аналогичные соревнования?

Нет, в этих соревнованиях мы не участвовали. Но недавно прошел фестиваль «Juniorskills» в Сколково, на котором Воронежская область была представлена шестью детьми (3 команды по трем компетенциям) и четырьмя экспертами. Одна команда была 10+- тринадцатилетние дети, а две – 14+. В командном зачете у нас 2 место. Мы стали лучшими в прототипировании и компетенции «Интернет вещей». А в «Инженерном дизайне – CAD» мы вторые.

Какая программа обучение пользуется наибольшим спросом?

Мы некоторых детей распределили не по тем направлениям, на которые они хотели. Традиционно спросом пользуется робототехника. На нее быстро набор закончился, поэтому мы предлагали детям другие направления. И ни один ребенок не пожалел, никто не перешел.

Нет смысла говорить о популярности того или иного направления, проблема в том, что родители, принимая решение, куда отдать ребенка, не понимают, какие возможности мы им предоставляем. Аэроквантум, виртуальная реальность, геоквантум детям куда более интересны.

Для этого мы проводили мероприятия для родителей и детей. Например, моя дочка сама выбрала направление геоквантум, она в восторге от занятий.

С чем вы связываете такую неинформированность?

Скорее всего, с тем, что «Кванториум» бежит впереди времени. Он реализует задачу подготовки специалистов будущего. Если мы будем готовить тех, кто востребован сегодня, через 5 лет их профессия может быть не нужна. Мир развивается настолько динамично, что нет смысла готовить к какой-то конкретной специальности – нужно давать ключевые навыки: работа с информацией, логика, алгоритмика и прочее.

Как вы предполагаете, какие профессии будут востребованы в будущем?

У нас, конечно, есть федеральный оператор, который подсказывает нам, в каком направлении двигаться. Мы в своей работе всегда опираемся на «Атлас будущих профессий», созданный в России. Кроме того, мы используем этот багаж знаний, разговаривая с отраслевыми партнерами, и пытаемся вывести их на долгосрочный прогноз, на то, какие профессии им понадобятся. Есть, например, провайдер Интернет национального масштаба, у него есть целый отдел геодезистов, потому что их работа часто связана с прокладкой новых линий связи. И вот они даже не думают, что через 5 лет вполне реально, что им понадобятся квадрокоптеры, которые будут производить съемку местности. Соответственно, им нужны будут геодезисты другого уровня, которые способны будут программировать и управлять этими квадрокоптерами, нужны будут операторы, инженеры big data, чтобы обрабатывать полученную информацию. Вот такой путь мы проходим с каждым отраслевым поставщиком, чтобы у нас получился реально полезный продукт.

Сейчас много разговоров о роботизации производства. Как вы считаете, отнимут ли роботы наши рабочие места?

Очень сложный вопрос. Наверное, здесь нужно прислушаться к мнению каких-то профильных специалистов. Например, Илон Маск говорит, что надо быть внимательными с искусственным интеллектом и создаваемыми роботами. Герман Греф считает ИИ и роботов реальной опасностью будущего. Я думаю, что это вполне возможно.

Но у человека есть уникальная составляющая – его разум, мышление и креативность. Машины вряд ли будут на это способны. Поэтому сейчас в мире приходят к тому, чтобы учить творческих людей техническим специальностям, потому что нужны фантазеры, те, кто будут изобретать, придумывать и заставлять проекты работать.

То же самое мы пытаемся сделать с детьми: мы не говорим им об ограничениях, чтобы они смогли придумать решение, не ограниченное какими-то рамками. И тогда у нас действительно будет прорыв.

Планируете ли вы вводить какие-нибудь программы для гуманитариев?

Мы думаем и об общекультурных компетенциях. У нас во всех образовательных программах они присутствуют. Мы используем подключение через Интернет к ведущим музеям, ставим воспитанникам и родителям трансляции театральных спектаклей, у нас проходят тематические «месячники». Сейчас это «Памятные даты российской истории», нельзя забывать про свои основы. Старая история, что у человека два полушария – техническое и творческое - живут независимо друг от друга. Я считаю, что их надо развивать гармонично. Поэтому, когда человек уже развит технически, ему надо позаниматься и творчеством. Нельзя делать перекос в какую-либо сторону. Надо давать ребенку большой выбор. Сейчас, к сожалению, у нас певцов, танцоров и музыкантов очень много, а техников практически ни одного. Слава богу, в России появился самолет МС-21, а вот маломагистрального самолета на замену «Кукурузнику» нет. Он создается уже порядка 20 лет. Малая авиация у нас тоже не развита вообще, потому что нет инженеров-изобретателей.

Скажите, есть ли аналоги вашему центру? Сотрудничаете ли вы?

Конечно, у нас есть партнеры. Существует некоммерческая автономная организация «Экспериментальная техническая школа», у них больше уклон в робототехнику, хотя они сейчас тоже начали заниматься 3-моделированием и аддитивными технологиями. Совместно с этой школой мы проводим межрегиональный фестиваль «Робоарт», который уже выходит на всероссийский уровень, потому что в этом году они получили грант Президента РФ.

Что учитывается при зачислении ребенка на ваш курс?

Единственный принцип отбора в «Кванториум» - желание. Уровень подготовки не так важен. Педагоги впоследствии проводят диагностику уровня знаний детей, чтобы распределить их по проектным группам. Принцип доступности – один из основных принципов «Кванториума».

Вы защитили диплом«Нравственное воспитание подростка в условиях игровой деятельности». Каким образом игра и технические кружки культивируют моральные качества ребенка?

Начнем с того, что игровая деятельность – это методический прием, используемый для правильной подачи информации. Она важна в плане мотивационной составляющей: одно дело дать ребенку книжку и попросить прочитать ее с такой-то по такую-то страницу, а другое дело – облечь это все в игровую форму, когда ему надо, например, выполнить какие-то задания, заработать баллы, чтобы на них приобрести волшебный артефакт, потом пойти и спасти с его помощью принцессу. Тогда он будет понимать, что ему нужны знания, чтобы сделать или создать что-либо. Конечно, игровая деятельность очень важна и как прием набирает все большие обороты. В Нью-Йорке создана целая школа, где общие программные дисциплины преподаются через игру. Это очень эффективно. Мы сейчас думаем о том, как игровые практики вплести в нашу текущую работу, потому что некоторые законодательные акты не успевают за современным обществом и не предусматривают такой вариант.

Какие игры предпочтительны для детей разных возрастов? (до 4 лет, от 6 до 10, от 10 до 14 лет)

По большому счету, дети всегда остаются детьми. Наверное, даже до 23-25 лет. По сути, пока не появятся свои семья и дети. Все равно человек в какой-то степени остается ребенком иногда и после взросления. Поэтому игровая деятельность затягивает всех, даже взрослых. Есть психофизиологические особенности каждого возраста, которые нужно учитывать. Мы у себя сделали деление: 6-8 лет, 9-10 лет, 10-12 лет, 12-14 лет, 14-18 лет. Для всех этих возрастов мы разрабатываем отдельные образовательные программы.

Чего вам не хватает в вашей работе? С какими трудностями вы сталкиваетесь в процессе российского образования? Возможно, у вас нет доступа к каким-то источникам, и вы хотели бы внести это в вашу методику работы?

Ну вот, например, часто родители даже смеются над этим: мы не всегда можем использовать электроинструмент в работе с детьми, потому что это считается источником повышенной опасности. А вот дома родители уже конструируют с помощью дрели, шуруповертов и другого, потому что это существенно упрощает труд. Но в образовательном процессе нужно подготовить множество документов, обеспечивающих безопасность, для того, чтобы работать с этими инструментами, поэтому нецелесообразно этим заниматься. Поэтому, получается, что мы детей не можем подпустить к работе с инструментом, который они реально будут использовать в будущем. Это вызывает у родителей лишь улыбку, образование пока в этом плане «буксует». Кроме того, есть санитарные нормы, нормы безопасности, которые тоже не всегда соответствуют реалиям.

Например, создав хорошие условия в детском технопарке, мы сталкиваемся с единственной проблемой: мы не можем позволить родителям подъезжать к технопарку на своих автомобилях. Это тоже требования безопасности, прописанные в федеральном законе. Но родителям это не важно. Я пытаюсь им объяснить, что наш клиент прежде всего – ребенок, ему нравится в нашем центре. Поэтому, может быть, важнее комфорт ребенка, а не то, что нельзя подъехать на машине? Также мы должны обеспечить родителям места для ожидания, но у нас все-таки холл создан не для родителей, а для детей. Основная площадь отводится для учебного процесса, и родители должны решить эту проблему самостоятельно. Часто бывает, что детей приводят без сменной обуви. К сожалению, общекультурный уровень некоторых родителей очень низок, все почему-то думают, что, если это все делает государство, то оно должно предусмотреть все. Это небольшой крик души. (смеется).

Как раньше решалась проблема с безопасностью в подобных центрах? Сейчас правила ужесточились?

Сейчас все очень любят играть в демократию. Не дай бог кто-то из детей поранится: виноваты во всем будем только мы. Родители начнут говорить, что мы должны лучше следить за всем, ходить вокруг каждого ребенка и оберегать его. Могут даже грозить судом из-за каких-то нелепых ситуаций. Поэтому есть официальный запрет: не давать ребенку в руки опасные инструменты. Сейчас очень много таких заявлений, поэтому запрещается многое. В любой ситуации родители начинают винить только образовательные организации, а не детей. Но дети – это дети, и как бы мы ни оберегали их, они все равно найдут место, где разбить коленку или поранить руку даже на ровном месте. Например, нельзя заниматься спортом, не получая какие-то травмы и растяжения. Так и в этом случае. Почему нет понимания этого по отношению к технике? Как только мы начинаем работать с реальным оборудованием, начинаются жалобы от родителей. А вот раньше на это все реагировали нормально: любая небольшая травма была опытом для ребенка. Никто раньше не бежал писать сразу жалобу президенту.

Как вы занимаетесь с детьми, если вы ограничены в использовании инструментов? Ведь тогда нивелируется смысл технопарка.

Пусть это будет моим секретом! (Смеется). Это мой собственный заграничный опыт, который помогает в работе!

Другие интервью

/Интервью/

Варвара Сокрут

Руководитель школы промышленного дизайна Make School

Читать

/Интервью/

Виктор Александрович Обуховец

Доктор технических наук, профессор Южного федерального университета

Читать

/Интервью/

Яна Шурупова

Спикер фестиваля парадоксального научного юмора «Парадоксач-2018»

Читать

/Интервью/

Сергей Иванов

Спикер фестиваля парадоксального научного юмора «Парадоксач-2018»

Читать

/Интервью/

Наталья Починок

Доктор экономических наук, доцент, ректор РГСУ

Читать

/Интервью/

Анастасия Максимова

Российская гимнастка, заслуженный мастер спорта России

Читать